Для взрослых Стиль Семья Философия Недвижимость Красота и Здоровье
Лучшие статьи
Загрузка...
Загрузка...
загрузка...
13.05.17

АЛЕКСАНДР ЗОТОВ: «БУТСЫ ОТ ОТЦА ЖДУ ДО СИХ ПОР»

В интервью пресс-службе красно-белых полузащитник «Спартака» Александр Зотов рассказал о судьбоносных моментах в своей футбольной карьере и личной жизни.

АЛЕНИЧЕВ

— Какое самое большое разочарование вас постигло в детстве? 

— Отец, когда я был маленьким, меня часто обманывал, чтобы я хорошо тренировался. Говорил: «Начеканишь сто раз, подарю тебе новые бутсы». Ну, я начеканил, а бутсы до сих пор жду. Так отец меня стимулировал.

Если бы мог сейчас пообщаться с теми, кого нет в живых, то мне очень хотелось бы поговорить с папиной мамой. Ее никогда не видел. Но, по рассказам, она была строгая, интересная женщина. Это в нее папа такой. 

★★★★★

Достоинства: Полностью соблюдено триединство: чудо, тайна, авторитет. Чудо: ещё бы, всё же НФ. Тайна: ещё какая! Причём, раскрывается постепенно, разгадка даётся буквально на последней странице. Авторитет: читаешь и веришь автору, редкость в наши дни.
Недостатки: Наверное, есть. Но сейчас закончил книгу, не хочется выискивать мелочи и к ним цепляться.

Комментарий: Безусловно, лучшая книга в области научной фантастики, которая мне попалась за последние лет примерно 20. Впрочем, как и с произведениями Стругацких, А. Столярова, Веллера правомерен вопрос: а фантастика ли это?

Школу я закончил в 1982 году и поступил в Красноярский техникум железнодорожного транспорта по специальности техник-механик.

Вот так пошла служба, я стал боцманом. Чем мне нравилось на флоте: везде присутствует организация. Там ни на минуту никто тебя не оставляет, все время под присмотром, все время занят, потому что больше всего человека на корабле портит именно безделье. Командиром десантного судна ДС-31 был капитан 2-го ранга Князев. Что характерно, я пошел на службу в лаптях, не умел разговаривать по-русски, ведь вырос в мордовской деревне. Тогда наш замполит старший лейтенант Смирнов, я его часто вспоминаю добрым словом, стал разговаривать со мной только по-русски. И в кубрике, где меня поместили, всем ребятам поставил задачу: «Разговаривайте с Зотовым по-русски, если что не понимает, то разъясните». Сдружился с замполитом, он потом меня пытался отправить на курсы политработников, которые выпускали комсоргов больших кораблей и замполитов малых кораблей. Но я не захотел быть военным, смотрел вокруг, присматривался, и, что называется, вкусил все «прелести». Так что не пошел по военной линии, остался гражданским.

С Японией началась война для меня так: в ночь на 14 августа 1945 года дали нам квадрат, и приказали уже в открытом море командиру вскрыть пакет. Ночью подошли к нам катера, мы приняли десант, состоявший из морских пехотинцев. Это были фронтовики, воевавшие на Западном фронте, ведь наши дальневосточники по сравнению с ними представляли собой пушечное мясо, не больше. Командир Князев вскрыл пакет, и мы пошли к корейскому порту Сэйсин, который сейчас называется Чхонджин.

   Девушка уже не кричала – только хрипела. Бедное животное! Да, он заставляет себя думать о них подобным образом – тяжело осознавать, что вытворяешь такое с людьми… А если считать их представителями фауны, то вроде и ничего страшного. Каждый день замужние дамочки, гимназистки и дети спокойно идут мимо мясных лавок с тушами коров и свиней, где в витринах подвешены ноги, головы и даже сердца бедных созданий, но всех вышеперечисленных расчленение не особенно-то волнует. Жертва для него… ну, скажем, хорошо вымытая, красивая свинка. И что, свинка искренне полагает, он разделся, дабы осквернить себя с ней? Боже упаси. Он непорочен. Бережёт себя для своей светлой и искренней любви, дарованной раз в жизни. Иисус свидетель, у него сейчас не наблюдается даже эрекции, а её, в общем-то, положено иметь мужчинам при виде голых женщин. Кукла сорвала голос и наконец умолкла: она в страхе уставилась на татуировки похитителя, сделанные красной и синей тушью. Достав из сундука в углу каменный футляр, человек вытащил оттуда кинжал дымчатого цвета, с величайшей осторожностью попробовал лезвие ногтем – всё нормально, острый, словно бритва. По коже тёк пот. Здесь так жаркодушно… Огоньки многочисленных свечей в комнате усиливают ощущение, – он чувствует себя индейкой в духовом шкафу. Он со свистом набрал в лёгкие воздух, выдохнул, подошёл к жертве вплотную: девушка, мелко трясясь от ужаса, уставилась на блестящий клинок. Монстр не спеша осмотрел её с головы до пят, задержав взгляд на груди.

   То, что нужно. Еле заметные грудки подростка. Тёмные, почти чёрные соски.

   – Пожалуйста, сеньор, – хрипло взмолилась пленница. – Не делайте мне больно.

   Его брови слегка приподнялись вверх.

   – Конечно, – тёплым, отеческим тоном сказал он. – Не бойся, детка. Я обещаю тебе.

   Коротко, без замаха, он воткнул ей лезвие в левый глаз: по рукоять, разорвав ткани мозга. Девушка умерла в мгновение ока и уж точно не почувствовала боли… Он не какой-нибудь уличный прощелыга, чтобы не сдержать данное им слово. Кровь брызнула на руку, залила ему лицо – густая и горячая. Высунув язык, он с любопытством попробовал вкус. Секунд двадцать убийца ждал, пока закончатся конвульсии, после чего медленно, по миллиметру, вытащил нож из глазницы. Голову придётся выбросить – слишком грубые черты лица, не подойдёт к идеальному творению. А вот грудная клетка у девицы просто потрясающая, тут повезло. Он бережно вытер нож тряпочкой, вернул обратно в футляр. Да, скотобойня – самое подходящее место. Осклизлые стены, чёрные от впитавшейся свиной крови. Тяжёлый, забивающий нос запах гнили. Полумрак, еле разбавленный огоньками свечей… Красота! Пора за работу. Детали кукол могут храниться долго, однако он предпочитает свежесть. Убийца вывернул шурупы из наручников, тело девушки обрушилось на цементный пол. Отойдя в дальний угол подвала, он вскоре вернулся с инструментами – топориком и небольшой ручной пилой. Предстоит отвратительная процедура, хотя не сказать, что она так уж в новинку… Обычно это не его забота, но тут без вариантов – он заказал доставку нужных цветов. Благоуханные травы из предгорий Анд на первый-то раз сойдут вполне нормально, но в дальнейшем для наполнителя требуются специальные растения с особым ароматом. Кукла обязана быть потрясающей, в этом-то и весь смысл. К сожалению, женская природа такова, что лишь изредка встречаются молоденькие сеньориты, соответствующие всем критериям красоты. Нет на Земле никакой справедливости. Зажав в ладони рукоять пилы, он примерился…

   …Примерно через час изрядно уставший, забрызганный кровью с головы до ног убийца упаковал часть куклы в мягкую материю (ткань сразу же промокла, на поверхности расплылись тёмные пятна), спустился по лестнице в потайную комнату. В прежние времена здесь, кажется, делали солонину – вот тут-то весьма пригодились ванны с соляным раствором, удобно хранить детали. Дверь открыта настежь: кого бояться в своём логове? Он готовился давно, оборудовал всё как следует – включая «холл» с наручниками под потолком, «гостиницу» для девиц, «камеру хранения» и даже «комнату отдыха», куда провёл телефон – что обошлось ему в приличную сумму на взятки. Но ничего не поделаешь, без аппарата никак: пройдёт совсем немного времени, и этот дребезжащий гроб станет основным средством общения людей. Уж можете поверить.

   Он перегнулся через край ванны с соляным раствором. Взглянул.

   Так, и что же мы в данный момент имеем для полноценного набора? Голова у него уже есть, с прекрасными (пусть и потускневшими) голубыми глазами – среди перуанцев такие настоящая редкость. Правда, волосы каштановые, ну да ничего, он отмоет локоны от крови, профессионально завьёт, будет смотреться великолепно. Грудная клетка тоже имеется… Качественный таз, симпатичные бёдра… Да, кукла на сто процентов готова к сборке. Суровые нитки куплены заранее. Работа предстоит трудоёмкая. Кровь у новой жертвы он брать не стал – и так достаточно. Здесь же у ванны, посреди груды битого льда, стоят два чана, до краёв полные загустевшей красной жидкости. Все компоненты на месте, пора-пора собирать красавицу. Ох, боже ты мой! Сшить, одеть, раскрасить – и всё вручную… На это уйдёт целая ночь, а цветы и вовсе в самом лучшем случае привезут только к утру, – но результат, вне сомнений, превзойдёт ожидания. Сейчас он примет ледяной душ, затем выпьет крепкого чаю мате и займётся созданием прекрасного.

   Утопив куль с останками девушки в соляном растворе, убийца зашёл в душевую. Холодная вода неохотно смывала запёкшуюся кровь – струйки лились по мордам татуированных существ, размывая потёки. Что-то в этом есть – принимать водные процедуры там, где мясники избавлялись от следов разделки свиней. Остатки тела из «зала» тоже нужно убрать – либо выбросить на свалку, либо отнести в «гостиницу». Вот дилемма. На свалку тащить опасно, а в «гостинице» сейчас с ЭТИМ тоже перебор.

   Сквозь шум воды послышалось дребезжание. В комнате отдыха звонил телефон.

   Спустившись, он взял трубку рукой, плохо отмытой от крови.

   – Во имя любви, – послышалось откуда-то издалека.

   – Да, – ответил убийца. – На веки вечные, лишь во имя одной-единственной.

   Его лицо озарилось наивной, мечтательной улыбкой – как у ребёнка, увидевшего конфету.

Глава 4
Дневник

   (подвал в трущобах на северной окраине Секс-Сити)

   …Посреди тьмы – пятно света. В одном из углов обшарпанного помещения на полу, скрестив ноги по-турецки, сидит человек. Если выражаться точнее, даже не совсем на полу (всё-таки бетон – штука довольно холодная), а оседлав для пущей мягкости груду грязного тряпья, но это не суть важно. На его коленях – большой кусок картона, вроде как столешница. Сверху человек примостил толстую школьную тетрадь в клеенчатой обложке и что-то быстро пишет на её страницах шариковой ручкой. Качество плёнки очень плохое – «зернистое», размытое, светло-зеленоватое, – так в голливудских боевиках про спецназ показывают ночную съёмку. Зрители начинают откровенно роптать по поводу изображения, но сидящая впереди женщина поясняет, дескать, это укладывается в сюжет. Камера приближается, показывая кривые строчки на линованном листе, – в отблесках пламени похищенной из монастыря свечи.

   …«И скажу вам откровенно, вы попросту не представляете, что это такое. Нет, честное слово. Почему-то каждый из вас наверняка думает: фигня полнейшая, – но ничего подобного. Пока сюда не попадёшь, ощутить грань кошмара невозможно – как не ощущал её я. Для чего люди вообще ведут дневник? Потому что им не с кем поговорить, и они изливают мысли на бумагу. Вот и мне не с кем. И в здешнем, и в моём мире меня сочтут сумасшедшим, поэтому я доверился в Сити всего лишь одному человеку, да и то не полностью. Возможно, всё происходящее – типичный бред воспалённого сознания, коль уж я (что подозреваю с самого начала) свихнулся. Знаете, это было бы просто отлично. Больше скажу – замечательно. По крайней мере, тогда я прекращу заморачиваться целыми сутками смыслом всего происходящего.

   Хотя иногда мне думается: лучше было бы тупо сдохнуть.

   Я, с вашего позволения, представлюсь. Зовут меня Олег Смолкин, возраст не пенсионный (32 года недавно стукнуло), и я продаю мобильные телефоны. Да, вы правильно угадали – я вовсе не владелец компании, а числюсь менеджером в салоне связи у метро «Чеховская». Да, это я подхожу к вам и спрашиваю: «Могу ли я вам помочь?», а вы в девяноста процентах случаев завуалированно посылаете меня на хуй. А в десяти процентах – совсем незавуалированно. Но не важно. Предчувствую, вы уже скривились: о, мужику четвёртый десяток, а он пашет в салоне сотовой связи, неудачник… ну пиздец, ребята, прям вот все ваши знакомые исключительно олигархи. Да, я продаю смартфоны, и меня это по жизни устраивает, – я не претендую на пост президента или кресло главы «Майкрософт». Торговать мобилами – то, что я умею сносно делать. У меня есть две трёхкомнатные квартиры в Москве (обе достались от покойных бабушек – клёво быть единственным внуком!), в одной я живу, а вторую сдаю и коплю деньги на путешествия – это моя страсть. Я владею пятилетней «Киа-Рио», машинка вполне на ходу, хотя иногда ломается. Не могу сказать, что пользуюсь страстной любовью женского пола, но последнюю пару лет у меня отношения с Викой… Ну то есть как отношения… то сойдёмся на пару месяцев, то разойдёмся. Вика недовольна фактом, что я продаю телефоны и не стремлюсь к чему-то большему. По её представлению, мужик обязан быть качком с отличной фигурой, генералом, слоном, телезвездой и гибридом вибратора с банкоматом одновременно. Чтобы было кем перед подружками хвастать. Ну, в общем, в тот злополучный вечер я собирался с ней встретиться и повести в киношку на нечто голливудское. Однако мы, как частенько в последнее время, поцапались из-за мелочи. На работе тоже не складывалось – шеф обругал за плохие показатели продаж, в сотый раз обещал уволить. Пришёл домой – настроение отвратное. Вытащил из холодильника привезённый из Испании хамон, порезал кое-как, открыл пиво… ну, выпил там… потом отлакировал «Белой лошадью» сверху… совсем грустно стало. Только на нормальный секс настроился, как Вика продинамила. Дура. Включил с горя порнушку – шведскую, кажется, – вот так, с пультом в руке (а не с тем, что вы подумали), перед теликом и уснул.

   Короткое затемнение. Вспышка света. Пишущий смотрит в камеру.

   Пробуждение было чумовым. Такие приключения случаются исключительно в сказках – правда, не в тех, какие пишутся для детей. Я лежал навзничь посреди покрытой цветами поляны, а верхом на мне сидела девушка фотомодельной внешности. Абсолютно голая, и довольно-таки ритмично двигалась. Самая первая мысль: «Я ещё сплю». А кто бы, интересно, на моём месте подумал иначе? Я окончательно убедился, что витаю в подростковых грёзах, когда к нам из кустов подползла вторая девица – блондинка с умопомрачительно большим бюстом – и спросила, не может ли она присоединиться.

   О ГОСПОДИ БОЖЕ, ДА!!! ТЫСЯЧУ РАЗ – ДА!

   Секс закончился быстро (извините, было просто ну слишком хорошо), дамы сразу потеряли ко мне всякий интерес – не потрудившись одеться, тут же ушли, игриво повиливая филейными частями. Я постепенно приходил в себя. Похоже, я очутился где-то за городом, на природе, конкретно в том, в чём уснул у себя в квартире, – футболке и джинсах. Отсюда следовал вывод – я всё ещё сплю. Что ж… сон на диво отличный, впечатления замечательные, удовольствие от секса выше крыши. Бесцельно гуляя по лугу, я вышел к трассе, на остановке сел в автобус. Билетики продавала симпатичная кондукторша в синей униформе. Она дала мне наглядно убедиться, что забыла трусики дома, и ненавязчиво сообщила: оплата за проезд принимается одна – сексом. Я расплатился без проблем, жарко возлюбив её на одном из потёртых сидений, а потом, повинуясь случайному порыву, вышел на центральном проспекте неизвестного мне доселе города. Тут бы мне, конечно, следовало догадаться, однако я не сообразил…

   Он выглядел как сплошной квартал красных фонарей.

   Пип-шоу. Порнокинотеатры. Стриптиз-бары. Стойки с эротическими журналами. Самое удивительное – всё предлагали бесплатно. А девушки… Нет, тогда я не раскусил их суть.

   Они с ходу распознали новичка. Учуяли запах агнца, подобно матёрым волкам.

   Я не понимал смысла происходящего. Все существа женского пола вокруг хотели только одного – меня. После третьего соития на глазах у посетителей кафе (они не только не возражали против аморалки, а окружили нас толпой, восхваляя, радуясь и хлопая в ладоши) я заподозрил – похоже, что-то здесь не так. Четвёртое занятие сексом (находясь в душевном раздрае, я попросил у первой попавшейся студентки в клетчатой мини-юбке сигарету, она в ответ предложила трахнуться) прошло как-то вяло и вообще неважно… Потом я смекнул, что клетчатые – самые опасные и ненасытные существа. Меня начало тошнить, стало плохо, закружилась голова, я сел на тротуар и попросил прохожих вызвать «Скорую». Она приехала подозрительно быстро… Внутри реанимобиля прятались две стройные медсестрички в халатах на голое тело. Откровенно запаниковав, я выпрыгнул из машины на ходу, ободрав ногу… Хромая, ввалился в местное отделение полиции, и что? Там вовсю шла оргия между полицейскими и подозреваемыми. Поняв, что сейчас служительница порядка пристегнёт меня наручниками к решётке, а потом яростно отымеет по самое извините, я позорно сбежал и провёл следующую ночь в лесу.

   Засыпая в тени дуба, я был полностью уверен – это бред. Неизвестные идиоты или злоумышленники подмешали в пиво химический галлюциноген. Завтра кошмар кончится. Но когда я проснулся, то в ужасе узрел: совершенно ничего не изменилось. Всё осталось на прежнем месте – и пульсирующая болью нога, и блистающий неоном огней на высоком холме Секс-Сити (тогда его названия я ещё не знал), и рыщущие в поисках партнёров для групповухи парочки. И лишь к исходу недели, прячась от озабоченных женщин, избегая полных животной похоти взглядов клетчатых, а также сорокалетних баб с причёсками школьниц в стиле «свинячьи хвостики», я укрылся в глубине подвала – по наитию загнанного зверя. Только тогда до меня дошло, что же случилось.

   Я ПОПАЛ В ПОРНОФИЛЬМ.

   Упреждая ваши умные вопросы – я понятия не имею, как именно оно произошло. Помню одно: отключился перед теликом после выпивки, а проснулся уже в порнофильме. Простора для размышлений нет. Пункт первый – я сумасшедший, пункт второй – я действительно нахожусь в порнухе. В обоих случаях трепыхаться бессмысленно. Психи уверены в реальности своего бреда, а если я здоров, то тем хуже для меня, здесь свихнуться недолго. Порно – сказки для взрослых. Вот только раньше я не подозревал – эти сказки из разряда мрачных, леденящих кровь готических ужастиков. А сначала-то наивно думаешь: когда все бабы скопом тебя хотят, – да разве это не рай? О, блин… Как же я ошибался, причём самым чудовищным образом. Сомневаетесь? О'кей, присядьте, подумайте хорошенько: сколько вам ежедневно требуется секса? Ну, три раза. Ну, ладно, четыре максимум. И дальше? В Секс-Сити почти нереально выжить, если не трахаться раз в три часа. Дело даже не в потребностях организма. Необходима оплата поездок, еда, жизнь в гостиницах, а за всё это, извините, берут исключительно натурой. Женщины в мире порнофильма – озверевшие от похоти самки, готовые заниматься любовью круглосуточно: на улице, в офисе, в кабине лифта, в машине, в самолёте… Неделю я ещё как-то выдержал, но потом стало элементарно страшно ходить по улицам. Здесь всё по-другому. Если дома ловят ночного грабителя – в полицию не звонят, его просто заставляют трахать хозяйку. От школ лучше держаться на расстоянии пушечного выстрела: там опасны как училки, так и орды осатаневших от воздержания учениц, начиная с восьмого класса. В больницах никогда нет антибиотиков и бинтов, но зато полным-полно горячих докторов и медсестёр – ведь экзамены в медицинский только затем и сдают, чтобы вдоволь порезвиться на койках в госпитале. Сантехник – профессия красавцев, ремонтировать унитазы и менять прокладки приходят длинноволосые полубоги с внешностью манекенщиков. А что касается фотомоделей, тут девушки попадают на глянцевые обложки после секса со спонсорами – но говорят, это и у нас так. Самые красивые дамочки мира порно обожают спать с разными уборщиками, дворниками, нищими или футбольной командой через минуту после знакомства, восторженно культивируя стиль жизни неразборчивых блядей. Что ещё? Здешние женщины без ума от анального секса. Горничные в гостиницах обязательно спят с постояльцами – это входит в оплату номера. Туалеты всегда заняты – там кто-то трахается. Товары в секс-шопах положено примерять. Свадьбы устраиваются только для того, чтобы гости могли совместно поиметь невесту. Да, это и есть наш Секс-Сити.

   Я здесь уже полгода. И отлично научился выживать.

   Секс-Сити разделён на кварталы. Садомазо, любительское порно, вычурные виллы (обязательно – с бассейном) шведской студии Private (собственно, под её порнушку я и вырубился), извращения вроде Maximum Perversum, чистенькие проспекты немецкого района «Дас ист фантастиш», увитые плющом деликатные французские пригороды. В пяти часах езды отсюда раскинулись посёлки в стиле Дикого Запада из порнухи семидесятых, полные лихих обитательниц в шортах, ковбойских шляпах, с накрученными на бигуди локонами и лоном, не знавшим прикосновения бритвы. Именно туда, как верно заметила моя добровольная помощница, и сбегают измочаленные мужчины. Да, женщины там столь же всеядны и развратны, зато порно того времени снимали с одного дубля, а значит, если меня поймают, расплата не продлится больше сорока секунд. Вы смеётесь надо мной? Вам весело, да? Ну конечно. Чувак попал в рай, где все бабы дают первому встречному, а он сидит в подвале, с головой зарывшись в старые тряпки. Ха-ха. Так вот, вы как-нибудь на досуге загляните в квартал садомазо. Копии ведущих порноактёров, вроде Джона Холмса или Рокко Сиффреди, пробыв там всего недельку, рыдают как дети. Самое страшное, этот воображаемый, призрачный мир сексуальной свободы жесточайше реален. Я уже говорил своей союзнице: здесь можно умереть. Каждую неделю я вижу похороны – люди в чёрном несут гробы бедняг, затраханных до смерти. Обычно, не доходя до кладбища, процессия распадается: её атакуют жадные до любви женщины, отсекая и блокируя существ мужского пола. Да, в этом мире мы именно существа. Бесправные. Заезженные. Измученные. Просто мясо.

   Ооооо… простите, мысль сбилась. Что бы я сейчас не отдал за кусок жареного мяса! Да хоть бы и с кровью. Я жаловался моей подруге – в Секс-Сити отсутствуют деликатесы, еда плохо приготовлена, без соли и приправ. Немудрено: рестораны приспособлены только для занятий любовью на столике, – клиенты заказывают лишь напитки, да и то для вида. С каким бы удовольствием я откусил от сочного, брызжущего оранжевой сладостью апельсина… Но где его найти? Огурцы, морковь, бананы. НЕНАВИЖУ. Бананов вокруг особенно много – думаю, всем известно почему. От яблок отвык. Можно, конечно, рискнуть достать сосисок, но сугубо по знакомству, и по большей части они бутафорские. Полно взбитых сливок и шоколада, вот это кошмар… Ещё полгода такого питания, и сахарный диабет не за горами. Страшная жизнь. Люди, как же мне выбраться отсюда?

   Человек смотрит прямо в камеру, усмехается.

   Сначала, долгими ночами, думалось – я здесь в наказание. В одной умной книге сказано: «Абсолютно любого человека можно посадить в тюрьму на 10 лет, – и в глубине души он будет знать, за что». Да, так оно и есть. У меня много грехов. Я лгал, прелюбодействовал, чревоугодничал, весьма результативно желал жену ближнего своего (причём не единожды и в разных позах) и до хрена всего другого. Я и в церкви-то не бываю. Но отчего-то, с дикого перепугу, мне вдруг подумалось: стану вести праведную жизнь, грехи сразу же простятся. Ну да, когда самолёт падает, все разом каются и обещают Господу исправиться, а едва посадка состоялась: «Уфф, и придёт же в голову фигня всякая!» Поначалу в Секс-Сити я сделался образцом пай-мальчика и горячо молился каждый вечер в подвале. Исступлённо, в пустоту. Если рассчитывать больше не на что, это безумно страшно. Так вот… я потерял надежду на бога через месяц и принялся искать другие пути: любые, лишь бы выбраться. Ходил на разведку в самые опасные районы, где снимается «снафф» – киноленты с настоящими убийствами. Пробирался в квартал «средневекового» порно, – весьма прикольно, когда у актрис в громоздких платьях XVIII века имеются силиконовая грудь и эпиляция в интимных местах. О, кстати, о силиконе. Этот материал – божество города. Деревни семидесятых страшно ненавидят новшество девяностых, называют наших девушек «надувными куклами», – как рассказывают, в прежние времена орды актрис эпохи хиппи (с натуральной грудью и буйной растительностью ниже живота) совершали набеги на окраины Секс-Сити, предавая огню целые улицы, но в итоге сторонницам силиконовых улучшений удалось отбиться – с помощью вибраторов нового поколения. Да, порно эволюционирует вместе с человечеством, и в городе возникают новые районы. Подумать только, сотню лет назад тут не было ни Private, ни Vivid Colours! В горные посёлки нелегальной ретропорнографии и сейчас возят экскурсии, называя местных жителей дикарями… Признаюсь, и я разок тоже съездил – прикольно же посмотреть на чёрно-белых голых женщин.

   Но всё было тщетно.

      – (с содроганием) Это очень мило с вашей стороны.

      – (со спокойствием) Ты здесь далеко не первый. Для меня когда-то большим удивлением было узнать, что наш город, возникший из пучин небытия, – это мир вашего кино. Каждый может наблюдать его со стороны, включив телевизор или посетив кинотеатр. Пришельцы иногда проваливаются к нам волею случая – как это, видимо, случилось с тобой… Я не могу понять, благодаря чему вы проникаете в Секс-Сити, но ясно одно. Случайно попасть сюда – можно. Сбежать – нельзя… Если не знать о парочке условий.

      – (задыхаясь) Каковы… эти… условия?

– Знаешь, зятек, что я думаю? – со сморщенным от ненависти лицом, спрашивала она, столкнувшись где-нибудь с любимым зятем.
– Знаю. Молчите.
– А ты мне рот не затыкай!
– Вам заткнешь, пожалуй. Никаких тряпок не хватит.
– Зря дочь тебя повстречала.
– Зря ваша мама повстречала вашего папу.
– Урод!
– А урод, между прочим, для вас стих написал.
– Не надо мне твоих стихов, не подмажешься.
– И у маразма есть предел,
Но вас в виду я не имел… Ха-ха!
– Ублюдок!

Дедушка также подходил под все стандарты нормального дедушки. Читал политизированные газеты, ненавидел правительство и соседку, считал большой ошибкой тезис Сталина о возможности построения коммунизма в отдельно взятой стране. Хлопнет сто граммов в обед, крякнет, и начнет свои бесконечные рассуждения, заученные всеми домочадцами наизусть.
– Я вот что думаю…
– Что? – равнодушно спрашивал кто-нибудь.
– Нас предали.
– Кто?

Дед делал тогда хитрое лицо.
– Не знаете?
– Знаем, но все равно кто? – с зевком интересовался следующий домочадец.
– Во-о-от!!! Свои же нас и предали.
– Кто свои-то?
– Кто, кто? Коммунисты!
– Что это вы так на своих наговариваете.
– Было, было. Предали, только не тогда, когда перестройку затеяли, а раньше, когда после смерти Ленина его наказы предали забвению.
– Поэтично, – равнодушно вставлял зять.
– А ты не соображаешь, так слушай, что люди знающие говорят! Коммунистов не любите же? Вы просто не видели настоящих коммунистов, когда вы родились их уже не осталось. И коммунизма настоящего вы не видели, а говорите!
– Что еще один коммунизм есть? Какой ужас!
Вот такая вот семья – нормальная.
Граждане! Не будьте нормальными!

– Да так, ничего. У нас с тобой завтра тяжёлый день. Раздобыть в одиночку снадобья и зелья для телепортации я не смогу, тебе придётся пробраться со мной в центр города. А там, понимаешь, всякое может случиться… Готовься кое-кого умаслить парочку раз. Сейчас дойдём обратно, и ты спи, набирайся сил, они тебе понадобятся.

Короткий вздох:

– А тебе самой в вашем мире… неужели нравится?

– Что значит нравится? Как говорят в районе русских порнофильмов – студию не выбирают. Я живу здесь. Ты рассказывал, у вас лучше. Есть необычная еда, другие развлекаловки, и даже бутылки с кока-колой используются не по назначению, а чтобы из них пить. Но в нашем мире секс – это естественная среда обитания. Всё подчинено исключительно сексу. Лично я расстроена, что никогда не узнаю нормального соития с мужчиной, ибо для девственницы здесь только один вариант… точнее, два, ну да не важно. Мы просыпаемся с животным желанием и ложимся спать неудовлетворёнными, спасаясь лишь мастурбацией. Тут питаются сексом, наша раса не может без него существовать… Мне странны твои слова: мы всего лишь актёры-марионетки, подчинённые желанию режиссёров порнокино… Как сказал один негр с конскими размерами в новейшем секс-шоу: «Весь мир театр, все люди – актёры».

– Это вообще-то Шекспир сказал.

Подписывайтесь на группы Движения "За жизнь" в соц. сетях!https://vk.com/petitia_za:
Елицы
ОК: и (Новое!!! Очень важно! Пригласите друзей!)
FB
Insta
Twitter

ЗЛОВЕЩИЙ ГОЛЕМ, СОЗДАННЫЙ ИЗ МУКИ -
ЧЁРНОЙ ФАНТАЗИЕЙ СТАРИКА И СТАРУХИ.
ЕГО ТЕЛО ЗАКАЛЯЛИ ПЛАМЕНЕМ.
ЕГО КОЖУ РАСКАТАЛИ НА АЛТАРЕ -
ЧТОБЫ СЪЕСТЬ ПРИ ОСОБОМ РИТУАЛЕ.
СКРЕБУТ ПО СУСЕКАМ ПАЛЬЦЫ ДРЕВНИХ.
ВОЮТ В ЧАЩЕ МУТАНТЫ - ГОВОРЯЩИЕ ЗВЕРИ.
СКАЛИТ КЛЫКИ ДОЧЬ ИРЛАНДСКОГО ДЕМОНА...
ВПЕРВЫЕ НА ЭКРАНАХ - ИСТОРИЯ КОЛОБКА!

(голосов:0)
Похожие статьи:
  • #90469251
  • 04.09.15 19:52
  • Anonymous

Долго мурыжили?

долго он мурыжил ))) он меня боготворил, говорит, не мог решиться дотронуться до Богини ))) но через месяц встреч таки случилось.


Проголоcовало: 13

традиционно

раком

девушка сверху

боком

НАПИСАЛ СПАМ ---> ПОПАЛ В БАН !!!

5

6

каждый день

несколько раз в день

вс время

меньше 1 раза в неделю

ГРУППА ТОЛЬКО ДЛЯ ЛИЦ ДОСТИГШИХ 18 ЛЕТНЕГО ВОЗРАСТА !!!

не знаюне пробовала


Cонник секс


Где занимаются сексом наши читатели

Мне нравится заниматься сексом в машине: на переднем и заднем сидениях. Мне нравится заниматься сексом в парке, на свежем воздухе, где всегда присутствует страх и в то же время некий азарт, что кто-то может застукать – от чего адреналин в крови подскакивает выше некуда. Иногда мне даже нравится заниматься сексом в туалете ресторанов, клубов и т.д. – тем более, что такие экстремальные места и спонтанные желания лишь подстегивают чувства между мной и моим любимым мужчиной.


Комментарии к статье Г Зотов я удивлена:
loading...
Загрузка...


2015 - 2016